Переговорщики договариваются о переговорах. Когда станет возможен мир на Украине

Новости

Переговорщики договариваются о переговорах. Когда станет возможен мир на Украине

В последнее время всё больше приходит сигналов о том, что активно идут если не переговоры о перемирии на Украине, то, по крайне мере, переговоры о возможности переговоров.

Вот президент Франции Эммануэль Макрон попросил папу римского позвонить российскому и американскому лидерам для урегулирования кризиса на Украине. Вот сопредседатель партии «Альтернатива для Германии» Тино Крупалла заявляет, что Франк-Вальтер Штайнмайер во время визита на Украину должен убедить Зеленского в необходимости заключения мира.

Пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер намекает, что решение о переговорах должен принимать Владимир Зеленский. Зеленский, понятно, отказывается, но… он ведь уже отказывался неоднократно? Т. е. все предыдущие отказы как бы не в счёт, а значит какой-то следующий отказ может обернуться согласием.

Переговоры нужны потому, что все устали от войны. Больше всего (и быстрее всех) устала Лиз Трасс. Но у остальных тоже проблемы.

Политический кризис, связанный с началом специальной военной операции, очень быстро привёл к кризису экономическому (справедливости ради надо сказать, что он и без украинского повода начался бы), а это бьёт практически по всем крупным игрокам мировой экономики, включая Китай. Это, в свою очередь, ведёт к внутриполитическим кризисам — про Трасс мы уже сказали, но бардак творится в Молдавии, а в США выборы, на которых демократы могут утратить большинство в Сенате… А это будет уже фон для предстоящих через два года президентских выборов.

Джозефу Байдену срочно нужен какой-то успех на украинском направлении. Не потому, что Украина так уж важна американским избирателям, а потому, что там его проще всего добиться — ищем под фонарём, потому что там светло.

Таким успехом может быть успешное наступление. Во всяком случае, наступление в Харьковской области помогло. Но сейчас что-то не складывается: самое очевидное направление успешного наступления — Херсон, но там почему-то плохая погода. Заявление министра обороны Резникова о том, что наступление идёт по плану, только очень медленно, никого не убеждает. По плану должно быть быстро, потому что выборы 8 ноября.

Соотношение сил

Сейчас ситуация на фронте всё равно тупиковая.

У Украины есть преимущества:

— значительное численное превосходство (российские подкрепления ещё не подошли);
— удачная конфигурация фронта (Херсонский плацдарм по-прежнему находится в уязвимом положении);
— ожидаемый качественный сдвиг с поставками новых вооружений (Киев надеется на повторение эффекта HIMARS’а);
— сохраняемые возможности для осуществления диверсий на объектах российской инфраструктуры.

Но и России есть что противопоставить:

— инженерное оборудование оборонительных линий почти на всех направлениях;
— продолжение ударов по объектам энергетической инфраструктуры Украины;
— подготовка резервов, которая уже сама по себе вызвала подготовку к очередной волне мобилизации на Украине.

Не смотря на эти преимущества, ни одна сторона начать успешное наступление пока что не может. Отсюда — активное обсуждение возможности использования ядерного или радиологического оружия, или же подрыва плотины Каховской ГЭС.

В общем, в этих условиях лучше переходить к переговорам. Тем более что Украине нужно как-то провести отопительный сезон, а России каким-то образом решить проблемы с управлением и снабжением армии (наличие проблем на обеих этих направлениях признано).

Условия

Как ни странно, но с Россией проблем почти нет — российское руководство неоднократно подчёркивало готовность решить все проблемы политико-дипломатическим путём.

Главные проблемы с Украиной: Владимир Зеленский выдвигает требования.

Во-первых, вывод российских войск с территории Украины как условие для начала переговоров (речь идёт о границе 1991 года).
Понятно, что Россия на такой вариант не согласна и предлагает сохранение нынешней разделительной линии.

Скорее всего, договориться можно на том, что переговоры начинаются без условий, а о принадлежности тех или иных территорий дискуссия будет вестись дальше. Вариант 2014 года, когда Россия изначально отказалась говорить о статусе Крыма, не выигрышный (интерес России в том, чтобы Украина и остальной мир признали изменение границ, а не их фактическое изменение без международно-юридического закрепления) и, главное, не даст возможности хоть о чём-то договориться.

Во-вторых, США и ЕС должны расширить экономическую и военную помощь Украине.

Принципиальное согласие тут есть — США и ЕС будут дальше содержать Украину как плацдарм на границах России и, возможно, как военную силу для поддержания однополярного Pax Americana, насколько он сохранился. Россия против этого никак не возражает.
Вся проблема заключается в том, что Зеленский слишком много хочет — и денег, и полномочий. Тут вот вице-канцлер ФРГ Роберт Хабек назвал Украину торговым премиум-партнёром Германии, способным в перспективе заменить Россию. А советник Зеленского Александр Роднянский сразу указал сферу, в которой Украина точно заменит Россию, заявив, что Киев рассчитывает на финансовую помощь от Германии в 500 млн евро ежемесячно. Тут ведь замах не только на деньги, но и на долю в управлении немецкой экономикой (особенно если вспомнить, как Украина упорно пыталась запретить Германии строить «Северный поток — 2»).
В-третьих, вступление Украины в НАТО и ЕС.

На настоящий момент тут, кажется, есть консенсус у всех заинтересованных сторон:

— Россия не хочет вступления Украины в НАТО, но НАТО этого боится, пожалуй, даже в больше степени, чем Россия не хочет;
— Россия не возражает против вступления Украины в ЕС. Страны ЕС тоже не возражают, главное, успеть выйти из ЕС до того, как Украина туда вступит.

Резюме

В общем, возможность начать переговоры существует, особенно если Байден прекратит заниматься глупостями и зажмёт в дверь пальцы Зеленского.

Темы предстоящих переговоров и возможных очертаний компромисса никому не понравятся. Даже пресловутой «партии слива» в России, если она действительно существует.

Потому второго «Минска-2» не будет — скорее всего, стороны до самой весны будут вести переговоры, одновременно готовясь к возобновлению боевых действий, по возможности без применения чрезмерно разрушительных спецэффектов.

Весной мы, скорее всего, вернёмся к нынешней ситуации. Чтобы достичь устойчивого мира в мире должны произойти слишком значительные изменения. Нынешний мир мира не достоин. За зиму мир не поменяется уже хотя бы потому, что сейчас идёт борьба за то, чтобы на протяжении зимы ничего радикально не менялось.

Оцените статью
Beeidea.ru
Adblock
detector