Почему Казахстан стал полигоном для испытания западных боевых вирусов?

Почему Казахстан стал полигоном для испытания западных боевых вирусов?

По данным портала Stanradar, в январе 2022 года Казахстанский научно-практический центр санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга и Национальная служба Соединенного Королевства по внешней оценке качества микробиологических исследований (Отделение безопасности Министерства здравоохранения Великобритании) подписали «Договор о внешних услугах по обеспечению качества в области микробиологии». На основании этого соглашения британское Агентство безопасности (UK Health Security Agency – UKHSA) собирает информацию о возбудителях, циркулирующих в Казахстане, включая чуму, крымско-конголезскую лихорадку, омскую геморрагическую лихорадку, дизентерию и вирус гепатита.

Британцы работают, к примеру, над такими грантами, как «Популяционные экологические варианты носителя, переносчика и возбудителя чумы в Среднеазиатском природном пустынном очаге чумы» и «Влияние Rickettsia spp. на приспособляемость и развитие Yersinia pestis в блохах, являющихся переносчиком чумы в Республике Казахстан».

Британские военные вирусологи сравнительно недавно подключились напрямую к работе в Казахстане. А Пентагон уже много лет ведет в республике разработку смертельно опасных, прежде всего для местного населения, инфекционных штаммов.

Аффилированное с Пентагоном американское Агентство по уменьшению угрозы (DTRA) строит и эксплуатирует, с перспективой дальнейшего расширения, целую сеть биологических лабораторий в странах СНГ.

Причина этого кроется отчасти в чрезвычайно высоких стандартах безопасности в Соединенных Штатах, что вынуждает военных биологов искать страны «третьего мира» для своих опасных экспериментов.

Соответственно, вывод военных биолабораторий в Казахстан и в другие постсоветские страны позволяет американцам серьезно сэкономить на постройке многоуровневой системы биологической защиты.

Примечательна история с всемирно знаменитой лабораторией в Форт-Детрике (НИИ инфекционных болезней армии США, USAMRIID), которую в 2019 году, аккурат перед вспышкой коронавируса, пришлось закрыть – якобы из-за несоблюдения техники безопасности.

Сегодня сразу три официальных подтверждения, что спецоперация в Украине необходима

В настоящее время в США насчитывается около пятнадцати лабораторий, работающих по стандартам наивысшей защиты BLS-4, и каждая из них может быть в любой момент закрыта как под давлением общественности, так и по итогам очередной инспекции. Именно поэтому военные постепенно и выводят своих биологов в страны «третьего мира».

Вот и в Казахстане, в поселке Гвардейский Кордайского района Жамбылской области, в 2025 году появится лаборатория того самого уровня BSL-4 (Biosafety Level 4), позволяющая работать с патогенами, от которых либо нет защиты, либо она очень условна. Всего же, как рассказывает кандидат медицинских наук, врач-биохимик, иммунолог Бактыбек Саипбаев, на сегодня в Казахстане реализовано около 28 проектов по заказу армии США, в которых «были задействованы не только местные специалисты, но и военнослужащие из Медицинского центра ВМФ США (Мэриленд), сотрудники Института микробиологии бундесвера (Мюнхен) и военных лабораторий в Портон-Дауне (Великобритания). Так, в 2016 году при Национальном центре имени Масгута Айкимбаева открылась Центральная референс-лаборатория при участии Агентства сокращения угроз Пентагона (DTRA). Там была возможность исследовать особо опасные для человека болезни и способы их распространения местной фауной – Конго-Крымскую лихорадку, сибирскую язву, бруцеллез. В 2017 году там же проводили исследования коронавирусов у летучих мышей. Объект был вовлечен в программы международного сотрудничества с Агентством сокращения угроз Министерства обороны США, американским Центром контроля и предупреждения инфекционных болезней, французским Институтом Пастера и другими известными противоэпидемическими учреждениями».

Ахметов объявил войну Путину

О планах развёртывания лаборатории четвертого класса биозащиты в Казахстане официально объявили в ноябре прошлого года.

В России, к слову, всего два объекта с подобным уровнем защиты – в 48-м ЦНИИ Министерства обороны в Сергиевом Посаде и новосибирском научном центре «Вектор», что в городке Кольцово. Ещё одна подобная лаборатория находится в Минском республиканском научно-практическом центре эпидемиологии и микробиологии.

Помимо планируемой лаборатории четвертого уровня безопасности, в Казахстане добавилась ещё одна угроза – социальная нестабильность.

Январский путч показал, что казахстанские власти не в состоянии защитить своих граждан от бандитов и террористов. Непосредственно в зоне практически настоящих боевых действий оказался, в частности, Национальный научный центр особо опасных инфекций (ННЦООИ) имени Масгута Айкимбаева, тесно связанный с американскими военными биологами.

По информации местных источников, 5-6 января на ННЦООИ было совершено нападение. Власти эту информацию опровергают, дескать, всё в порядке, у лаборатории надёжная охрана. Но достаточно вспомнить, сколько откровенной лжи вбрасывали в информационное пространство официальные казахстанские СМИ, чиновники (не исключая самого главного) и прикормленные эксперты по теме биолабораторий, дабы усомниться в правдивости этих опровержений.

Между тем, Центр имени Масгута Айкимбаева – это комплекс лабораторий второго-третьего уровней биобезопасности, на американский манер BSL-2 и BSL-3. В данных лабораториях можно культивировать таких возбудителей инфекций, как вирусы лихорадки Западного Нила, энцефалита лошадей, лихорадки долины Рифт, чикунгунью, бактерии чумы и, конечно, печально знаменитый SARS-CoV-2.

Можно предположить, что у напавших на этот объект джихадистов была вполне конкретная цель – завладеть штаммами смертельных вирусов и шантажировать ими правительство.

Новый китайский император

Нельзя не упомянуть и еще один мотив, побуждающий англосаксов вести свои опаснейшие вирусные разработки среди казахстанских степей.

Несмотря на все усилия казахских националистов, республика пока ещё остается многонациональным государством. Иными словами, Казахстан является идеальным полигоном для разработки расовых вирусов, направленных на представителей всех проживающих здесь этносов.

Современные военных биотехнологии позволяют, как мы писали, создавать «расовое» вирусное оружие на основе технологии РНК-интерференции. В научных работах последних лет показано, что создание этнического и расового оружия теоретически стало возможным с открытием в 1998 году американскими учеными Эндрю Файером и Крейгом Мелло механизма так называемой РНК-интерференции. В 2006 эти исследователи году получили за своё открытие Нобелевскую премию. Теоретическая возможность использования РНК-интерференции для создания биологического оружия упоминалась, в частности, в докладе подчиненного Пентагону DTRA в 2010 году.

При помощи РНК-интерференции можно влиять на работу генов определённых этнических групп таким образом, что у людей из этой этнической группы с большей частотой (скажем так) случаются тяжелые болезни, например артрит. Или, напротив, перестает вырабатываться иммунитет против того или иного заболевания. Рассуждая здраво – это и есть генетическое оружие.

В докладе DTRA об этом сказано открытым текстом: «существует возможность использования РНК-интерференции для создания биологического оружия».

Таким образом, потакая западным военным, казахстанские власти подкладывают вирусную бомбу замедленного, но сокрушительного, действия под собственный народ.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Оцените статью
Beeidea.ru
Adblock
detector